За пригоршню долларов — Эннио Морриконе

Как вы, наверно, знаете, недавно скончался композитор Эннио Морриконе в возрасте 91 года (всем бы нам его здоровье). Эта новость хоть и имеет горький осадок, однако, полностью перекрывается наследием, которое Эннио оставил нам и радостью за то, что ему судьба отвела так много времени на его ремесло. На моем большом мониторе не помещается его фильмография в два столбца, что явно указывает на внушительную, полную труда и мастерства жизнь человека. Нам остается только учиться, учиться и еще раз учиться у него, перенимая опыт и оригинальные композиторские решения как истину в первой инстанции. Чем мы сейчас немного займемся.

Не стоит брать на себя ответственность за полноценный анализ музыки Эннио Морриконе, поэтому я предлагаю посмотреть всего на одну его мелодию – A Fistful of Dollars (за пригоршню долларов). Устраивайтесь поудобнее, мы отправляемся в мир Клинта Иствуда

Что делает хороший вестерн хорошим вестерном?

Приключения, бандюки и героизм, щепотка мелодрамы, пистолеты, индейцы, лошадки и погони…

И конечно музыка Морриконе!

С первых же звуков этой композиции мы перемещаемся ближе к золотой лихорадке на рубеже 20 века, когда слышим гитарный риф очень явно напоминающий галоп.

К слову сказать, для Морриконе, постоянная поддержка пульса разными инструментами – это одна из четких характеристик стиля. Стоит только одному инструменту замолчать, как тут же ритмическую пульсацию подхватывает кто-то другой. Таким образом, герои в фильмах постоянно в динамике, и мы слышим «погони на лошадях» каждые несколько кадров.

Так и здесь, гитарный риф усаживает нас в седло и вот уже под звуки свиста мы несемся в перед приключениям.

Основная тема этого фильма на первый взгляд не сложна. В начале мы слышим простое обыгрывание тоники «вверх-вниз» в диапазоне двух кварт (1), здесь же и героизм этого интервала с самых первых нот настраивающий на победный лад (2) и, в какой-то степени банальный, но от этого не менее эффективный, способ развития мелодии простым её повторением с небольшими вариациями (3) (то, о чем я постоянно рассказываю на стримах! Не пропускать стримы по ссылке).

Но обратите внимание на детали. Одна фраза длится 5 тактов, и чтобы фразы слушались не как точное повторение друг друга, композитор ставит F – фа мажорное трезвучие на третьем такте второй фразы (4). Отсюда, мы можем сделать вывод, что Морриконе мыслит фразу как два + три такта.

Забавный факт. Alessandroni – человек, который записывал свист, боялся Серджио Леоне (режиссер), потому что Серджио хлопал его по спине и каждый раз говорил: «Так, сегодня ты должен свистеть изо всех сил, ясно тебе? »

После первых двух повторений композитор снова повторяет эту фразу, но уже на третий раз он расширяет ее вверх добираясь до ноты Ля (5) в качестве развития основной темы мелодии.

А дальше происходит нечто удивительное: после ТРЕХ проведений темы «вверх-вниз» мы натыкаемся на новый мотив (6), обыгрывающий Фа мажорное трезвучие и затем его повторение с расширением мелодии вверх до ноты Ре (7) — тем самым Морриконе обрисовывает Ре минорное трезвучие. Всё это закрывается героической квартой (8) и постепенным замедлением мелодии к концу первого раздела.

Слегка мистическое строение мелодии как 2+3 отражается обратным образом здесь. Трём повторениям первой фразы противопоставляется два мотива построенных на звуках трезвучий. Возможно формула композиционного строения 3+2 или 2+3 не является формулой успеха, но она определенно помогает нам понять, почему композитор расставил аккорды именно там, где они стоят. Например, Соль мажорное трезвучие (8) приходится как раз после трех тактов ответных мотивов.

Возможно, вы сейчас немного запутались с этой всей математикой, и это реально напоминает «какую-то шизу». Тогда подумайте о том, зачем вообще был нужен Bb мажорный аккорд и почему именно там?

Кстати, про Bb. За весь первый раздел нота Bb так ни разу и не появилась, что говорит нам об экономном использовании выразительных средств композитором. Она появиться только во втором разделе. И так же стоит делать нам – не валить всё в одну кучу.

Второй раздел B в самом начале полностью повторяет первый раздел. Но вместо трех проведений фразы мы слышим только два. Получается такая математическая игра, сначала 3+2, а теперь только 2+2 (1) и снова растянутое окончание. Этот раздел сильно похож на раздел А, но отличается, что вносит разнообразие и поддерживает слушательский интерес.

Сейчас для нас звук электрогитары в вестерне – это классика, но её таковой сделал именно Эннио. До выхода этого фильма (1964 г.) он уже несколько лет использовал электрогитару в своих аранжировках, но никогда ещё в качестве сольного инструмента. По словам самого композитора: «жесткий и острый гитарный тембр отлично подходил для атмосферы фильма».

Эта часть открывается новым мотивом, включающим хроматическое опевание снизу. Это заставляет нас подумать, что началось что-то совершенно другое, но единство восстанавливается, когда мы снова слышим первую фразу, которая, как навязчивый рефрен, постоянно возвращается.

Я даже и не хочу пытаться просчитать, сколько раз проиграна тема, и сколько тактов длился основной мотив, 2-3 или 3-2 или еще чего. Основная задача всех этих манипуляций — увидеть, что количество повторений фраз играет такую же роль в формировании интереса и единения формы, как и, например, тембр. И Морриконе мастерски пользуется этим получая почти сквозное развитие во вполне предсказуемой форме AABA.

Итак, чему мы можем научиться у Эннио Морриконе?

  1. — единство формы достигается за счет повторения материала;
  2. — интерес создается в вариациях повторов;
  3. — трезвучия – это прекрасный источник для мелодии;
  4. — гитара прекрасно звучит без дисторшена;
  5. — кварта всё также героична, как и всегда.

А как вы думаете, почему вообще появилась такая ломанность в мелодической структуре?

Пишите ваши варианты в комментарии.

А если вы хотите прокачать свои музыкальные навыки и знания, научиться сочинять и аранжировать музыку – пишите в личные сообщения
jazzroman123@yahoo.com
написать в ВК

Всем спасибо! Не болейте!

0

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий